j_mcnulty

Categories:

О Земскове и рецензентах

Просматривая новые издания, наткнулся на любопытную своей типичностью (да, бывает и такое) рецензию по книге В.Н. Земскова «Сталин и народ. Почему не было восстания».


spl(рецензий 1622 / оценок +18122)Понравилось? Да|Рейтинг: +9

Об авторе этой интересной и ценной книги, В. Н. Земскове, ушедшем от нас в 2015 г., уже было написано в одном из отзывов. Профессиональный ученый, окончивший истфак МГУ с отличием, много лет изучавший положение рабочего класса при советской власти, он стал известен в годы перестройки, попав в комиссию по определению потерь населения СССР, получившую доступ к сверхсекретным архивам советских спецслужб, и сумевший комплексно и последовательно изучить их на предмет, ставший темой его работ на протяжении четверти века – политические репрессии в СССР и их масштабы.
Не разменяв наработанные данные на скандальные публикации в тогдашних СМИ, а сосредоточившись на научном изучении проблемы, В. Н. Земсков выдал на гора цифры, доказывавшие (впрочем, не оригинально – такого рода сведения дали Хрущеву вскоре после его прихода к власти руководители МВД и КГБ), что массовые политрепрессии при Сталине имели место, но число репрессированных было много меньше, нежели представлялось тогда (около 4 млн чел), а при Горбачеве и позже считалось уже на десятки миллионов.
Позже В. Н. Земсков продолжал разрабатывать свои идеи, в 2005 г. защитив докторскую диссертацию по спецпоселенцам. Рассматриваемая книга обобщила его исследования, выйдя в год его смерти и с тех пор переиздаваясь без изменений.
За свои взгляды В. Н. Земсков с начала 1990-х гг. подвергался агрессивным осуждениям со стороны сторонников антикоммунистических убеждений (о чем он подробно пишет в гл. 1), правда, в лице исключительно историков-дилетантов. Коллеги к его трудам относились по-разному, но в целом как к качественному и научно обоснованному продукту. Правда, когда один из коллег Земскова «сделал шокирующее безответственное лженаучное заявление» (стр. 84), усомнившись в данных статистики по репрессиям, автор его припечатал – «в семье не без урода».

Вводная часть настраивает на конструктивный лад, где как минимум не будет места давно разоблаченным страшилкам, домысливаниям и прочим не слишком чистым приемам дискуссии. Однако, что-то пошло не так.


Безусловно, вклад В. Н. Земскова в изучение политических репрессий в СССР надо оценивать высоко. Однако данная книга позволяет сделать и другие выводы. Следует развести две вещи: цифры, которым в подаче Земскова я верю, и их интерпретация им с последующими широкими выводами, которые я не разделяю.
Скажем, автор пишет, что абсолютное большинство советских граждан (свыше 95%) не подвергалось репрессиям и узнало от них только от Хрущева (см. скан стр. 120). Это утверждение настолько нелепо, что даже странно его слышать. Во-первых, у репрессированных были семьи, так что число знающих сразу растет. Во-вторых, еще как знали – о репрессиях писали и говорили во всех официальных СМИ так громко, что надо было быть слепым, глухим и неграмотным отшельником в горах или лесах, чтобы не знать. 

Теперь прочтем не перепевку Шаляпина Рабиновичем, а непосредственно текст Земскова (тот самый скан стр. 120).

Очевидно, Земсков говорит о явлении «массовых репрессий, жертвами которых стали многие тысячи невинных людей», а не об осуждении отдельных лиц с отправлением их в МЛС либо вынесением смертных приговоров.

Достаточно почитать воспоминания людей, живших тогда, чтобы понять беспочвенность подобных заявлений. Крестьяне, военные, интеллигенция, представители самых разных конфессий, поляки, немцы, корейцы и проч. жертвы репрессий по «национальным линиям», партработники – кто не знал? Даже школьники обсуждали эти вещи. 

Насчет школьников рецензенту виднее, но хотелось бы ссылок на исторические источники. Причем не на «людей, живших тогда», а написанных в то время, ведь у нас каждый третий стал борцом с советским строем в 80-е и каждый второй — в 90-е годы (по странному совпадению, когда СССР не стало).


Автор в целом справедливо отказывается причислить к жертвам политрепрессий осужденных по уголовным статьям. Но как быть с теми, кто попал под действие Постановления ЦИК и СНК СССР от 07.08.32 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», известного как «Закон о трёх колосках» (а также «указ «7-8»)? Глеб Жеглов еще хотел по нему подругу Ручника привлечь. Около 150 тыс. чел. было репрессировано по этому указу, и отнюдь не все были кулаками.

Сразу возникает (у читавшего соответствующий документ человека, разумеется) резонный вопрос — причем здесь кулаки, которые были «отнюдь не все», если кулакам (вернее, кулацко-капиталистическим элементам, угрозами и насилием разрушающих колхозы) посвящена только одна из трех частей постановления? Можете убедиться сами:

Или рецензент по неизвестной причине считает, что хищений колхозного и кооперативного имущества, грузов на ж/д и водном транспорте в СССР не было и некого было судить за указанные преступления? А может, хищения и угрозы (если речь о коммунистической, неправильной стране) теперь модно, стильно и молодежно автоматически записать в политические преступления?


Как быть с указом Президиума Верховного совета СССР от 26.06.40 г. "О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений" (действовал до 56 г.)? Совместным приказом Наркомата юстиции СССР и Прокуратуры СССР опоздания на работу и с обеда более чем на 20 минут или уход с работы раньше на то же время приравняли к прогулам, и за это можно было получить тюремный срок. 

Нет, нельзя было по указу от 26.06.1940 г. получить тюремный срок за прогул, нужно внимательнее читать документ:

5. Установить, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений, предаются суду и по приговору народного суда подвергаются тюремному заключению сроком от 2-х месяцев до 4-х месяцев.

Установить, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно — трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25 %.

Как видим, за прогул полагаются трудовые работы ПО МЕСТУ РАБОТЫ.

Для упрощения судопроизводства Верховный суд указал нижестоящим судам, что подобные дела не требуют ни предварительного следствия, ни обязательного подготовительного слушания, а дела можно рассматривать не только без заседателей и адвокатов, но и без самих обвиняемых. Как результат, В. М. Бочков, Прокурор СССР в 1940-43 гг., докладывал Совнаркому, что по этому указу с 26.06.40 до 01.01.43 г. за нарушения трудовой дисциплины, вплоть до самых незначительных, осудили 5 121 840 чел. Не все сели, но многие! 

Можно конкретнее, сколько было этих «многих»? Видимо, нельзя.

При этом сам Бочков признавал, что нарушения дисциплины и низкая производительность труда связаны с плохой организацией производства и ужасающим бытом рабочих, а огромное количество прогулов вызвано произвольным изменением руководителями графиков работы предприятий.

Докладные записки Бочкова (кстати, в них частично раскрывается содержание панического крика рецензента«не все сели, но многие!») нетрудно найти в сети:

 Ключевая цитата: 

Прокуроры сообщают, что основными причинами нарушений трудовой дисциплины и самовольных уходов рабочих с предприятий являются: неудовлетворительные в ряде случаев материально-бытовые условия, слабая политико-воспитательная работа и отсутствие надлежащей борьбы с дезорганизаторами производства.

Как видим, рецензент взял из докладов Прокурора СССР лишь то, что хотел, а остальное (про отсутствие надлежащей борьбы с нарушениями, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имевшими место) предпочел замолчать. 

На всякий случай, ссылка на указ от 26.12.1941 года:


Наверное, все эти карательные меры государства против собственного народа можно отбросить и оправдать обстоятельствами. Кстати, последнее у Земскова хорошо получается – напр., отправку на годы в рабочие батальоны репатриантов после войны

Действительно, мелочь — всего 27 миллионов погибших. Какие обстоятельства, о чем вы? Нельзя трогать репатриантов, где законы рыночной экономики?!

Он вообще на многие вещи смотрит просто – убежден в безальтернативности отечественной истории в 20 в. (стр. 6), 

В рецензируемом издании страница 6 начинается с «Довольно странно звучат также призывы...» и заканчивается фразой «Распространено мнение, что колхозно-советская система, положительно проявившая себя...» 

Можете сами убедиться, сказано ли там про безальтернативность истории, либо рецензент воюет с демонами в собственной голове.

прихода большевиков к власти в 17 г. и кровавой гражданской войны (стр. 93),

«Просто смотрящий на вещи» Земсков утверждает совсем иное, а именно:

 Виновником Гражданской войны безапелляционно объявляется только одна противоборствующая сторона (красная), и ей приписываются все жертвы, включая свои собственные. Сколько в последние годы публиковалось "разоблачительных" материалов о "пломбированном вагоне", "кознях большевиков" и т. п.?! Не сосчитать. Нередко утверждалось, что не будь Ленина, Троцкого и других большевистских лидеров, то и не было бы революции, Красного движения и Гражданской войны (от себя добавим: с таким же "успехом" можно утверждать, что не будь Деникина, Колчака, Юденича, Врангеля, то и не было бы Белого движения). Нелепость подобных утверждений совершенно очевидна. Самый мощный в мировой истории социальный взрыв, каковым являлись события 1917–1920 годов в России, был предопределен всем предшествующим ходом истории и вызван сложным комплексом трудноразрешимых социальных, классовых, национальных, региональных и других противоречий. В свете этого наука не может расширительно толковать понятие "жертвы политических репрессий" и включает в него только лиц, арестованных и осужденных карательными органами Советской власти по политическим мотивам. Это значит, что жертвами политических репрессий не являются миллионы умерших от сыпного, брюшного и повторного тифа и других болезней. Таковыми не являются также миллионы людей, погибших на фронтах Гражданской войны у всех противоборствующих сторон, умершие от голода, холода и др.

Однако рецензент опускает его мысль до своего уровня, предельно упрощая.

жизнеспособности колхозной системы (стр.7) вплоть до конца 80 х гг. (при том, что хлеб СССР стал закупать за границей еще при Хрущеве). 

Интересно, о чем по мнению рецензента говорит один лишь голый факт закупки хлеба одной страны у другой? Если Германия покупала у России хлеб, то ее сельское хозяйство автоматически неэффективно, или что?


В общем, это добротная вводная работа, созданная в духе позднесоветской исторической парадигмы. Да и то не вся: гл. 3 («Накануне войны») – одни слова, вообще без цифр; гл. 4 («В годы войны») отлично бы смотрелась в «Истории советского крестьянства» 1987 г., поскольку написана исключительно на официальных документах, которым автор безоговорочно верит. 

Одним из надежных маркеров обмана являются рассуждения о мыслях и чувствах третьих лиц:«Сталин хотел»,«Ленин думал», здесь видим «Земсков верил».

Причем  рецензент отказывает доктору наук в знании научного метода, мол, верит, да еще и безоговорочно! Интересно, в чем выражается вера? Кто-то предоставил убедительнейшие опровержения содержащихся в приводимых Земсковым документах сведений, а Земсков просто отмел это по Станиславскому — НЕ ВЕРЮ? Или некто доказал поддельность указанных документов? Вроде нет.

Сегодня вопрос стоит о систематизации наших знаний о том времени, более детальном анализе информации - и обращении к личности. Вот чего нет у Земскова при всем обилии цифири, так это человека...

Я лично ЗА. Осталось дождаться изменений в законодательстве РФ насчет свободного доступа исследователей к делам репрессированных. Вот тогда и повернемся от сухой цифири и заодно от ее противоположности — слезинки ребенка — непосредственно к личности , к человеку. Пока что — увы, и виноват здесь не Земсков.

Впрочем, первые успешные попытки повернуться к личности репрессированных имеются:


За последние 20 лет появились соответствующие исследования, ушедшие далеко вперед. Скажем В. Н. Земскову спасибо, и пойдем дальше. 

Боюсь, с такими знаниями можно бесконечно ходить по кругу, если прочесть десять строчек из указа является непосильным трудом...

Рецензия взята отсюда: https://www.labirint.ru/reviews/goods/674595/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded