j_mcnulty

Category:

Как проявила себя русская армия в ПМВ, или пара слов о стратегии

                                                                          Ответ френду black_skat

1. Война на чемпионат по футболу, ее нельзя произвольно разбивать на отрезки (матчи-сражения) и оценивать каждый отдельно.  Принципы «3 очка есть 3 очка» и «победа не пахнет» здесь не работают. Каждое сражение может быть объективно оценено лишь через призму общей стратегии военного конфликта, и никак иначе.

2. Не все понимают, но в силу различий в экономике, внутри- и внешнеполитических факторов армии стран решают в войне разные задачи (если не брать общую для всех — достижение победы) при помощи имеющихся у них сил и средств (каждый воюет на своих сильных сторонах).  

Т.е., если снова применить аналогию со спортом — у кого-то есть задача победы во всех турнирах, у других не вылететь, у третьих победить в дерби, у четвертых выиграть первые пять игр с разгромным счетом. Одна сторона может терять территории, нести большие потери, затягивать конфликт — вторая должна выиграть здесь и сейчас.

3. Отсюда следует, что победы и поражения бывают разные — стратегические и тактические, решающие и незначительные, запланированные и неизбежные, на основных и второстепенных ТВД и т.д.

Скажем, временные неудачи немецких войск на Востоке и поражения австрийских союзников не имели решающего значения, в случае нанесения поражения французам согласно «шлиффеновскому маневру». Главное для немцев, чтобы на Востоке не случилось полной катастрофы в виде оставления Восточной Пруссии и выхода Австро-Венгрии из войны до достижения решительных результатов на Западном фронте. То, что русские войска в какой-то момент будут сильнее немецко-австрийских, вполне укладывалось в рамки стратегического замысла.

В реальности у немцев получилось с точностью до наоборот — Танненберг и разгром русских войск в Пруссии, Галицийская операция закончилась серьезнейшим поражением австрийцев, но фронт далек от коллапса, даже Перемышль держится. Результатом блестящих побед явилась Марна, Лодзь и дальнейший вопрос — что делать против позиционного фронта, морской мощи, экономического потенциала всего мира, русских людских ресурсов и прочих радостей тотальной затяжной войны. 

4. Ютланд. Нагляднейший пример. При формальном равенстве и даже «тактической победе немцев» (так иногда говорят) сокрушительное стратегическое поражение, после которого оспаривание британского господства на море было закончено, блокада никуда не исчезла и единственное, на что оказался способен немецкий флот после этой «ничьей» — самозатопление.

У нас есть своя история, бой в Желтом море РЯВ. Формально в бою не был потерян ни один корабль — фактически флот потерял корабли интернированными, провалил попытку прорыва, а, главное, утратил волю к самостоятельным действиям и окончательно стал придатком к Порт-Артуру и сухопутным войскам, передоверив свою судьбу Куропаткину, Стесселю и К. С понятным итоговым результатом.

5. Теперь перейдем к конкретным цифрам и фактам по одной немецкой победе.

Данные по потерям в Горлицкой операции (со 2 мая по 15 июля 1915 года)

убитые (офицеры/солдаты) раненые пропавшие без вести

Россия — убитые (офицеры/солдаты)1125/100 044 раненые 4800/352 329; пропавшие без вести 1613/459 711.

Австро-Венгрия — убитые (офицеры/солдаты)1203/40 816; раненые 4013/ 166 317; пропавшие без вести 2204/141 040.

Германия — убитые (офицеры/солдаты)726/23 329; раненые 1574/64 957; пропавшие без вести 88/7962.

Замечу, в сентябре штаб ЮЗФ сообщил в ставку что за май-июнь пропало без вести 992 офицера и 166 640 солдат, недоучет оцените сами.

Однако потерями ситуация не исчерпывается. Горлицкий прорыв обнулил все успехи русской армии за предыдущий этап войны, сделал неизбежным оставление больших территорий, но главное — поставил вопрос о стратегии русского командования.

Активность в Карпатах и мысли о реванше за Восточную Пруссию окончательно сняты с повестки. Несколько месяцев отступления, иногда улепетывания, иногда героического, иногда рутинного и даже преступного до предательства.

Какие именно активные действия после Великого отступления можно предпринять, кроме истощения, измора и размена? 1916 год наглядно показал, что Брусиловский прорыв в своем лучшем исполнении (читай- мечтах русских полководцев) стратегически давал ситуацию несколько худшую, нежели в начале 1915 года. В реальности дым получился пожиже, у Брусилова получилось далеко не всё из задуманного, с огромными потерями.

И как в этой связи выглядит список побед РИ из восьми пунктов?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded